Сизиф михайлов сергей юрьевич

Читать книгу - Всеволод Вячеславович Иванов - Пасмурный лист.Название книги: Сизиф михайлов сергей юрьевич
Страниц: 263
Год: 2017
Жанр: Современная литература

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

328 кб Добавлено: 14-янв-2018 в 08:01
epub

583 кб Добавлено: 14-янв-2018 в 08:01
pdf

1,7 Мб Добавлено: 14-янв-2018 в 08:01
rtf

338 кб Добавлено: 14-янв-2018 в 08:01
txt

675 кб Добавлено: 14-янв-2018 в 08:01
Скачать книгу



О книге «Сизиф михайлов сергей юрьевич»

Помню, сорок восемь лет назад умный и вдумчивый проповедник питерский протоиерей отец Александр Медведский, настоятель Князь-Владимирского собора, рассказывал о том, как крестьяне берегут хлеб, как едят его необыкновенно тщательно, как бы священнодействуя. Всегда, с детства, мне были милы юноши и девушки — борцы за правду. Эти образы стояли у меня перед глазами еще тогда, когда я вместе с Полей (моей нянюшкой и другом детства) читал Жития святых. Много в нем было молодого задоpa, искреннего и бескорыстного энтузиазма, искреннего желания разобраться в сложных вопросах. Здесь часто можно видеть угрюмого, молчаливого верзилу, которого хозяйка встречает восклицанием: «Владимир Владимирович, а где Брики? Кого здесь только не было: нэпманы, нэпманши, аристократы (князьки и графы, влачащие существование на задворках Москвы), евреи, русские, американцы, немцы. 20 августа на квартире Якира в обстановке энтузиазма было составлено письмо «К годовщине вторжения в Чехословакию». Мне вспоминается, как 11 сентября 1969 года вечером, будучи у Якира, я встретил там ныне покойного Анатолия Якобсона. Покончить как можно скорее и как можно решительнее. Слишком далеко зашел процесс демократизации за 13 лет, прошедшие с XX съезда, — и силенок не хватило. Это все тот же русский человек — матерщинник, пьяница, драчун, а в груди у него золотое сердце. И я подробно рассказываю историю Петра Григорьевича Григоренко и его жены Зинаиды Михайловны. В тот момент, когда я рассказываю, как генеральша ходила потихоньку от мужа мыть полы, — раздается крепкая матерщина, у одного — на глазах слезы, все взволнованы. Когда узнают, что генерал и сейчас в тюрьме, — напряжение нарастает; снова раздается мат. Русскому совершенно чужда мелочность, осмотрительность, расчетливость. Русскому точно так же

В борьбе с природой, в борьбе с самим собой, в борьбе с силами зла и тьмы, в борьбе за правду. На дне мадридской мышеловки Забыты вы в кровавый март. В ваш юный пыл, священный пыл, Не кину камень осужденья. До сих пор ходит регулярно в церковь, не расстается с Евангелием. Он был очень мало известен и быстро сошел со сцены, а жаль: журнал производил очень симпатичное впечатление. Действительно, куда они денутся, ведь муж Лили — чекист. » Между тем деятельность демократического движения продолжалась. Между тем нас стали вызывать в прокуратуру для допросов по делу Г. Я предстал перед следователем Мочаловым, приехавшим из Харькова. Зато с другими, как мне говорили, наглый солдафон (фельдфебельского типа) распоясывался, грубил и сыпал угрозами. Особенно следующий обмен репликами: Мочалов: «Хватит! «Покончить с игрой в демократию», начатую на XX съезде коммунистической партии. В таких условиях я пробыл по восемнадцать дней: между 15 октября и 4 ноября 1969 г. Когда после первого пребывания в Сочи я обратился с заявлением к местному прокурору, то получил ответ от зам. Сочи Гончарова, что условия, в которых я нахожусь, соответствуют закону. Прежде всего, вывод следующий: русский человек до смешного не переменился со времен Достоевского и Л. «Записки из Мертвого дома» и страницы из «Воскресения», посвященные тюрьме, вспоминаются каждую минуту. Парень в татуировке: Ну так что-нибудь другое воруют. Вот я вам расскажу про одного генерала и его жену-генеральшу. Русский (великоросс) сразу, с ходу, раздаст всю посылку, щедро одарив каждого (в том числе и того, кому вчера морду бил и кто ему морду бил) встречного и поперечного, — и к вечеру посылки как не бывало.

Как премудро и прекрасно в этом мире, что все достигается лишь в борьбе. Печатался он на машинке в очень небольшом количестве экземпляров. Приводя здесь факсимиле его письма, я вместе с его молодым другом, в ожидании теперь уже близкой встречи, говорю: «Здравствуй, Борис Владимирович, отважный воин за дело Христово! Выйдя из тюрьмы, я нашел ее полностью стабилизовавшейся. Я был вызван в здание «Областного КГБ» на Малой Лубянке 8 сентября 1969 года. Ведь Мочалов лишь по глупости выболтал то, что является затаенной мечтой всех представителей господствующего слоя. Теснота иной раз была такая, что невозможно было вытянуть ноги. Все они плоть от плоти, кость от кости русского народа. Какой вывод напрашивается сам собой даже при самом беглом знакомстве с русскими людьми в тюрьме? Я: А зачем тебе, ребенки (мой обычный термин, — во множественном числе), нужен был чемодан? Я (под дурачка): А зачем тебе, ребенки, деньги нужны были? Я: Ну, есть люди и без божественных молитв, а чемоданов не воруют. Прибалт будет резать сало тоненькими кусочками, точно рассчитав, сколько времени оно может лежать и не испортится; кавказец поделится со своими близкими друзьями.


Прежде всего, для получения ученого звания он не пользуется своим пролетарским происхождением, хотя в те годы оно в соединении с партбилетом было первоклассным эрзацем ума, знаний и таланта. Эта любовь к литературе направила его путь в издательство «Художественная литература», где он стал редактором. Изумительно яркий образ деда из раннего рассказа Фадеева, образы Морозки, Метелицы, Левинсона из «Разгрома» и мумии — коммунисты из «Молодой Гвардии», и сусальные страницы, посвященные предсмертным мгновеньям Олега Кошевого. Фадеев распорядился выписать Валерию Яковлевичу из фондов Союза советских писателей 12 тысяч рублей. Среди моих машинисток была некая Александра Ивановна Стрельцова. Муж у нее сгинул в лагерях во время ежовщины, сын погиб во время войны. Один дефективный парень лет двадцати, вскоре найденный мертвым на лестнице московского дома, добывавший себе деньги на водку экстравагантным

И для окончания университета юным пролетариям менее всего нужны были знания. Гибель творческая, душевная, физическая — расплата за угашение духа. Она пробивается изредка через все мандаты, ордена, премии и титулы. Это, в общем, не гак уж много: 1200 рублей по нынешнему курсу. Но романтику, потомку греков-аргонавтов, сыну киевской судомойки, овеянному ветром украинских степей, было мало. И жила она в небольшой комнатке в квартире около почтамта на Мясницкой. Она неожиданно говорила: «Идите, идите, вот там рядом живет другая машинистка. Не сразу я узнал, в чем дело: несчастная женщина страдала запоем, и неожиданно ею овладевал бес пьянства — ей надо было немедленно бежать в магазин, покупать водку, чтобы потом всю ночь пить, пока она не повалится на постель вдрызг пьяной. Стихи примерно такие: Стояли сильные морозы, Владела мной печаль. Продавщицы давали ему за это мяса, обрезки колбасы.


Перейти к следующей книге

Комментарии

Оставить отзыв